Environmental Epidemiology

ISSN 2519-8289 (Online)

Инфекционная экология

– новое направление

научных исследований

 

Природный феномен инфекции рассматривается с очень узкой и корыстной позиции. Проблема сведена к инфекционным заболеваниям. Более того, она сведена к инфекционным заболеваниям очень ограниченного количества биологических видов. Эпидемиология рассматривает инфекционные заболевания человека. Ветеринария рассматривает инфекционные заболевания домашних животных человека. Масса информации, связанной с феноменом инфекции, инфекционного процесса и множества инфекционных заболеваний, остается вне регистрации и теоретического осмысления.

На протяжении ряда лет, делались попытки выхода на более широкое рассмотрение инфекционных заболеваний. Нет сомнений, что эту тему нужно вписать в более общий массив естественно-научного знания. Были интереснейшие работы. Можно вспомнить публикации американского профессора Е. Вэйнберга[1]. Заслуживают пристального внимания публикации английского инфекциониста Дж. Парди[2]. Аналогичные попытки делались и в СССР. Они были непоследовательны и не вполне настойчивы. По различным причинам, научные новинки не вызывали сочувствия. Роль «внешнего фактора» в дискретной активизации патогенов понималась невероятно упрощенно.

Мои первые публикации по данной теме сделаны в 2007 году. На 2018 год, представляется наиболее разумным развитие инфекционной экологии. Нет никакой возможности, что-то изменить в рамках эпидемиологии или ветеринарии. Намного продуктивнее делать новое научное направление. В рамках инфекционной экологии, феномен инфекции и все что с ним связано, может быть рассмотрен намного более корректно.

В 2017 – 2018 годах были сделаны некоторые переиздания и написаны новые статьи. Они выполнены уже в терминах инфекционной экологии[3]. Подход интересен и тем, что позволяет иначе подойти к актуальнейшей теме перемен климата и потенциальных изменений в манифестации инфекционных заболеваний теплокровных.

 

Доктор географических наук, профессор

Дмитрий Николаенко

 

[1] Weinberg E.D. Infectious diseases influenced by trace element environment // Ann. N.Y. Acad. Sci., 1972. V. 199. P. 274-284.

 

[2] Purdey J.M. The UK epidemic of BSE: slow virus or chronic pesticide-initiated modification of the prion protein? Part 1: Mechanisms for a chemically induced pathogenesis/transmissibility," Med Hypotheses, 1996 May; 46(5):429-43. 

Purdey J.M. The UK epidemic of BSE: slow virus or chronic pesticide-initiated modification of the prion protein? Part 2: An epidemiological perspective," Med Hypotheses. 1996 May;46(5):445-54.

Purdey J.M. Ecosystems supporting clusters of sporadic TSEs demonstrate excesses of the radical-generating divalent cation manganese and deficiencies of antioxidant co factors Cu, Se, Fe, Zn. Does a foreign cation substitution at prion protein's Cu domain initiate TSE?" Med Hypotheses, 2000 Feb; 54(2):278–306.

 

[3] Николаенко Д. (2018) Введение в инфекционную экологию. Энвайронментальная эпидемиология, 2018, 12, 2-3, 3 – 692. (Nikolaenko D. Introduction to infectious ecology. Environmental Epidemiology, 2018, 12, 2-3, 3 - 692. (in Russian).

Николаенко Д. (2017) Инфекционная экология. Том 2. Энвайронментальная эпидемиология, 2017, 11, 6, 3 – 458. (Nikolaenko D. (2017) Infectious ecology. Volume 2. Environmental Epidemiology, 2017, 11, 6, 3 - 458. (in Russian).

Николаенко Д. (2017) Инфекционная экология. Том 1. Энвайронментальная эпидемиология, 2017, 11, 5, 3 – 386. (Nikolaenko D. (2017) Infectious ecology. Volume 1. Environmental Epidemiology, 2017, 11, 5, 3 - 386. (in Russian).

Новая парадигма исследования

феномена инфекции, инфекционных процессов и инфекционных заболеваний

 

 

Мы говорим о новой парадигме в исследовании природы инфекции, инфекционных процессов и инфекционных заболеваний. Суть новой парадигмы можно изложить в ряде тезисов. Некоторые из них:

 

  • инфекция есть дискретное свойство экологической системы микроорганизмов. В S-Theory она определена, как EGS (эпигеосистема). Специфические перемены в экологической организации микроорганизмов могут вести к их дискретной активизации. Проявляются патогенные свойства. Возникает то, что принято называть «инфекционным заболеванием». Спектр таких проявлений большой. Их специфика связана с конкретными микроорганизмами и их EGS;

 

  • постоянного присутствия «заразного начала» в природе нет. Имеют место вполне нестабильные инфекционные цепи. Нет никакой необходимости в использовании такого понятия, как «биологический вид-резервуар». Подобные «виды – резервуары» выступают лишь в качестве первой жертвы природного процесса, связанного с дискретной активизацией патогена. Не более того;

 

  • вводится четкое отличие понятий «инфекция», «инфекционный процесс» и «инфекционное заболевание». Соответственно этому есть возможность регистрации значительно большего количества информации по инфекционной реальности;

 

  • основной причиной дискретной активизации патогенов является микроэлементный стресс. Перемены в микроэлементной структуре ведут к проявлениям патогенных свойств микроорганизмов. Подобный процесс можно интерпретировать, как их адаптивную реакцию;

 

  • вирулентность проявления патогенных свойств, вероятно, зависит от микроэлементного стресса и специфики дисбаланса в EGS. По данному вопросу много не ясного, но само направление фундаментальных исследований сомнений не вызывает. Возможны любопытные эксперименты;

 

  • микроорганизмы имеют свой стандарт экологической организации. Его понимание не может быть корректным по аналогии с привычной «человеческой экологией». Введена новая система терминов и понятий для описания экологической организации микроорганизмов. Введена новая система мониторинга за периодическим возникновением микроэлементного дисбаланса;

 

  • дано вполне детальное и теоретически последовательное объяснение ряда инфекционных заболеваний с позиций именно новой парадигмы (чума, эбола, туляремия и некоторые другие). С аналогичных позиций объясняется и процесс массового вымирания земноводных, связанный с хитридиевым грибком (Batrachochȳtrium dendrobatīdis). Уникальная география этого процесса поддаётся корректному и детальному объяснению;

 

  • новое фундаментальное теоретическое объяснение природы дискретной активизации патогенов чрезвычайно важно и любопытно в связи с переменами климата. Мы полностью солидарны с мнениями коллег, которые утверждают, что есть основания ждать перемены в инфекционной реальности. 

 

Преимущества

инфекционной

экологии

 

Новое научное направление названо «инфекционной экологией». Думается, что это корректное определение. Наиболее важно в нем следующее:

  • есть возможность уйти от антропоцентризма эпидемиологии и ветеринарии. Эти науки зациклены на человеке и его домашних животных. Громадный массив природной информации по инфекциям рассматривается с очень ограниченной точки зрения;
  • есть шанс выйти на корректное исследование сложных связей, возникающих в процессе генерирования инфекции, инфекционных процессов и инфекционных заболеваний;
  • инфекция понимается, как дискретное свойство. Она не есть нечто перманентное, постоянно присутствующее в природе. Такое понимание чрезвычайно важно. Нужно категорически уйти от устаревшей идеи «бесконечной эстафеты заразного начала в природе». На ее основании есть возможность описать только крохотный сегмент инфекционной реальности;
  • можно наладить геостационарные исследования, связанные именно со строго определёнными типами сред микроорганизмов. Соответственно, есть шанс ожидать продвижения в понимании экологии микроорганизмов. Также намного эффективнее рассматривать типы сред. Например, почвенных сред. Именно они периодически ведут к дискретной активизации большого количества патогенов. Геостационарный подход позволяет получить громадное количество новой информации. Качество этой эмпирической информации становится неизмеримо лучшим;
  • взять за основу исследования дискретной активизации патогенов микроэлементную динамику и ее влияние на проявление патогенных свойств микроорганизмов. Микроэлементная динамика оказывает колоссальное влияние на проявление патогенных свойств микроорганизмов.